>>> english (on-line translation)

[ Увлечения / Япония / "47 преданных самураев" ]

"47 преданных самураев":
  • "47 преданных самураев" - серия гравюр Утагава Куниёси
  • История сорока семи преданных самураев
  • Утагава Куниёси и японская гравюра 1840-х годов
  • Одзю Иппицуан и тексты биографий преданных самураев


    | 1 | 2 | 3 |

    <<< назад дальше >>>

    Каждая гравюра серии включает в себя обширный текст, подписанный автором: "Одзю Иппицуан си" - "Записки Иппицуана, выполненные по заказу". Имя, вернее, псевдоним Иппицуан встречается в поздней укиёэ довольно часто. Он постоянно сотрудничал с Куниёси. Именно им были написаны тексты для большинства серий "портретов-биографий". Иппицуан более известен как художник под псевдонимом Кэйсай Эйсэн (настоящее имя - Икэда Ёсинобу, 1790-1848) - один из самых значительных мастеров гравюры бидзинга позднего периода. Правда, в гравюре он проработал сравнительно недолго. Уже в начале годов Тэмпо (1830-е годы) он полностью переключается на литературное творчество. Он работал в жанре исторической беллетристики, обращался к художественной критике. Наиболее значительным признано ныне его специальное дополнение к фундаментальному труду - исследованию о японской гравюре "Укиёэ руйко". Однако при жизни автора популярны были и его новеллы гэсаку, а также историческая беллетристика. На литературном поприще Эйсэн обычно использовал псевдонимы Тиёда Сайити, Мумэйро или Иппицуан.

    К исторической беллетристике относятся и его тексты в гравюрах серии. Как явствует из подписи Иппицуана, эти тексты были выполнены им специально для "Сэйтю гисидэн". Судя по всему, это одна из последних работ Эйсэна для гравюры. Она была завершена примерно за месяц до его смерти: лист 50, как известно, отпечатан 20 января 1848 года, а 27 (или 28) февраля того же года Иппицуан скончался.

    Биографии героев серии, в основном, построены схематично. Иппицуан рассказывает о происхождении персонажа, его родителях и братьях, называет его детское имя. Жизнь героя до падения клана Ако не описывается, лишь иногда есть упоминания о должности, занимаемой героем во владениях господина. Далее, чаще всего, автор описывает его действия сразу после получения известий о гибели Энъя Хангана, а затем во время вторжения мстителей в особняк Коно. Биографические детали при этом или совсем опущены, или заменены вводными сентенциями конфуцианского толка.

    Таким образом, Иппицуан сопроводил гравюры не столько биографией, сколько условным описанием героя, обычно с оттенком восхваления. Как правило, автор выделяет такие качества, как преданность, физическая сила, мастерское владение оружием, талант военачальника. Однако эти черты отмечаются почти у всех персонажей и не могут служить средством индивидуализации образа. В результате Иппицуан в каждом описании создает некоего условного самурая - образцового преданного вассала, готового на любые лишения ради господина.

    В текстах Иппицуана можно встретить три основных типа персонажей. Один из них - это тип рубаки-самурая. Он обладает могучей физической силой, превосходно владеет оружием, вспыльчив и грубоват. Как правило, это или юноша, или человек средних лет. В характере персонажа этого типа подчеркивается также и хладнокровие особого рода. Типичным завершением батальной сцены, в которой описываемый персонаж являл чудеса фехтовального искусства, становится полное "безразличие" героя к совершенному им подвигу. Таков Окадзима Цунэтацу (Лист 17), сражавшийся в горах с пятью разбойниками. Он всех победил, связал и... оставил на дороге, предоставив вершить суд над ними непосредственно тем, кто стал их жертвой. После этого, не выражая никаких чувств - ни в адрес разбойников, ни по поводу своей удачи, - он спокойно закурил и пошел дальше.

    К этому же типу персонажей относится Киура Садаюки (Лист 22). В разгар боя "одним стремительным ударом он разрубил голову врага от пряди на виске до подбородка. Тот упал, обливаясь кровью. Даже не обернувшись, Садаюки вступил во внутренние покои, продолжая сражаться".

    Оборотом "даже не обернувшись" - не удостоив взглядом поверженного противника - Иппицуан лаконично выражает безразличие героя к собственной победе. Эта невозмутимость подчеркнута Иппицуаном как неотъемлемое свойство самурая. Автор зачастую не тратит слов на описание, используя лишь один глагол: кирисутэру - "разрубил и бросил" (листы 32, 44). Таким образом, автор емко выражает состояние сосредоточенности в бою, выдержку и самообладание воина. Еще чаще встречается описание бокового удара, наискось, от плеча до пояса рассекающего тело врага. Удар называется "надеть рясу" - по аналогии с буддийской монашеской рясой, оставлявшей одно плечо открытым.

    Персонажам первого типа в известном смысле противопоставлены два других: старики и "воины-интеллектуалы". Если у самураев-рубак подчеркивается грубая мощь и умение владеть оружием и при этом отмечается достаточно прямолинейный характер, то образы стариков построены скорее на контрастном сопоставлении физической немощи героя с силой его духа, отвагой и мастерством (листы 21, 37, 44, 50).

    Но, пожалуй, более всего симпатизирует Иппицуан тем героям, чьи достоинства не ограничены лишь совершенством в военном деле. Среди персонажей есть такие, которые не менее прочих искусны во владении оружием и так же мужественны. Однако при этом они живут в "ветре и потоке" (см. прим. 2 к л. 14), владеют различными искусствами, мягки и деликатны в обхождении. Их манера поведения, казалось бы, не предполагает выдающихся боевых качеств, но в решающий момент герой преображается. Таков Исоаи Масахиса (Лист 10), известный мягкостью обхождения и благородством, к тому же знаток сутр и мастер каллиграфии. И хотя он прекрасно владел искусством боя на алебардах нагината, гораздо более привлекала его игра на цитре кото. Любовь его к музыке была столь велика, что, даже отправляясь на бой, он взял с собой плектр для кото. Тем не менее, сражался он искусно. А когда положение стало критическим, он преобразился: "подобный внезапно разбуженному дракону, вдруг увидевшему тигра", своего заклятого врага, этот мягкий и учтивый в жизни человек сумел "внушить ужас множеству врагов".

    Такое несоответствие облика или возраста человека его действительным возможностям - один из излюбленных мотивов японской литературы и искусства, в особенности периода Токугава. В споре сильного со слабым, но умным, образованным, искусным, симпатии горожан были всегда на стороне последнего.

    Наиболее ярким примером такого рода - и в литературе, и в культурной традиции Японии - может служить образ Минамото Есицунэ (1159-1189). Он был младшим братом первого сегуна Японии Ёритомо (1147-1199). Будучи от природы небольшого роста и хрупкого сложения, Есицунэ вошел в историю как мужественный воин и гениальный полководец, выигравший для Ёритомо все основные сражения. В литературе и театре Есицунэ предстает, в первую очередь, как непревзойденный боец, ведь искусство фехтования и рукопашного боя он, согласно легенде, перенял от тэнгу - горных леших, обитавших на горе Курамаяма, что к северу от Киото. В гравюре часто изображают встречу и сражение Есицунэ с Мусасибо Бэнкэем (?-1189) - могучим и искусным воином, одно время промышлявшим грабежом. Бэнкэй был непобедим до тех пор, пока не скрестил мечи с юным Есицунэ. А потом стал его ближайшим другом.

    | 1 | 2 | 3 |

    <<< назад дальше >>>


  • Основные разделы :: | Главная | Про меня | Увлечения | Гостевая | Ссылки |
    Интересные подразделы :: | Фотоальбом | Дзен-гитара | Каллиграфия | Татуировка | Гравюры | Буддизм |
    Примечания к сайту :: | О сайте | Карта сайта | Подписка на новости сайта | Архив новостей сайта |

    При использовании материалов сайта, ссылка на него обязательна.
    © 2002 - 2014, Рахманов Олег, R171282@gmail.com, vKontakte, Livejournal
    Рейтинг Эзотерических ресурсов