>>> english (on-line translation)

[ Увлечения / Буддизм / Дзен и искусство Каллиграфии ]

Дзен и искусство Каллиграфии:

  • Об авторах
  • Вступление
  • Дзен и определение человеческого характера
  • Дзен и художественная экспрессия
  • Просветленность и техника
  • Mujibo: Дзен-линия
  • Практика Hitsuzendo
  • Мастера каллиграфии

    Просветленность и техника

    "Zen and the art of calligraphy"
    Omori Sogen и Terayama Katsujo
    Перевод с японского John Stevens
    Перевод с английского О.Рахманов, 2004.

    В Дзен-искусстве нельзя полностью отвергать технику, но и целиком полагаться на вдохновение тоже не следует. Практикующие могу в совершенстве понимать Дзен, однако, если они не имеют технических навыков владения кистью, как в каллиграфии, так и в живописи, то они не смогут с первой же попытки сотворить произведение искусства. Согласитесь: мы ведь не можем ожидать от выдающегося мастера Дзен такого же мастерского управления реактивным самолетом без каких-либо тренировок. Если отсутствуют необходимые технические знания, подобные вещи невозможно осуществить, и это не зависит от степени просветленности человека.

    Однажды Мусаси было приказано написать картину в присутствии высокопоставленного человека. Однако человек был разочарован результатом. После возвращения домой Мусаси сразу же принялся тренироваться и на следующее утро сотворил шедевр. Не правильно было бы думать, что это произошло потому, что он был превосходным фехтовальщиком – это мало повлияло на его способность рисовать. Просто Мусаси был уже знаком с техникой владения кисти, перед тем как создать тот «ночной шедевр». В присутствии высокопоставленной особы Мусаси растерялся и утратил обычную уверенность в себе. Но, оказавшись дома, в привычной обстановке, он смог мастерски исполнить картину. И больше тут добавить нечего.

    Справедливо утверждать, что недостаток творческого вдохновения может ограничивать технику пишущего, однако это не равнозначно тому, что кто-то с творческим потенциалом Мусаси может сотворить шедевр без надлежащих тренировок.

    В собрании Дзенских притч Банкея есть такая история.

    Преподобный Хатинобе однажды сказал Банкею: «основатель секты Икко (Синран) как-то написал в воздухе «Слава Будде Амида!» и эти слова проступили на листе бумаги на другом берегу реки. Можешь ли ты сделать что-то подобное?» Банкей засмеялся и ответил: «волшебники могут делать и не такое! Из уст Бодхидхармы твои слова были бы подобны сравнению кошек и собак с людьми».

    В настоящем Буддизме нет ничего мистического. Последователи Бодхидхармы, такие как Кукай или Синран, не были мистиками. Немногих людей может не устраивать тот факт, что огонь горячий, а вода холодная. Они будут пытаться изменить природу вещей. Ни один настоящий Учитель не будет подвигать своих учеников постичь невозможное. Он будет учить их правильному пониманию вещей и принятию природных сил. Мистики и другие им подобные часто оказываются в плену собственных миражей.

    В молодости я одно время учился у буддийского ламы Ода Токусуи. Помимо того, что он являлся мастером каллиграфии и Дзюдо, он был духовным последователем Кацумине Дайтецу Роси. Токусуи писал: «каллиграфия последователей Дзен, даже если она была плохо выполнена, написана с сильным чувством уверенности. И это поразительно!»

    Разумеется, среди последователей Дзен найдется немного, способных передать то же чувство уверенности. Некоторые не понимают Буддизм так же, как это делал Хатинобе. Другие одурманены фразой: «постичь Дзен, значит постичь все дисциплины», в то время как лишь немногие способны переоценить их скромные таланты.

    Последователи Дзен из прошлого, вероятно, так же не могли избежать излишней самоуверенности и самообмана, однако, их каллиграфия все-таки отличается от того, что можно встретить сегодня. Токусуи жаловался: «Сегодня шедевры Дзен-каллиграфии встречаются крайне редко».

    Накабаяси Готику, Мастер каллиграфии эпохи Мейдзи, замечал: «Дзен тех, кто еще не обрел истинное понимание Дхармы, - это «Дзен дикой лисы». Те, кто не достигли совершенства в стилях, которые практиковали достойнейшие каллиграфы прошлого, и желают славы и признания – «дикие лисы-каллиграфы». Пренебрежение элементами композиции и работой с кистью, а также своенравное отбрасывание отдельных фрагментов каллиграфии – это типичное поведение «диких лис-каллиграфов», марателей бумаги.

    В процессе обучения каллиграфии нельзя упускать из виду ни одной детали; необходимо досконально изучить стили и методики мастеров прошлого, построить прочный фундамент из базовых техник и запомнить необходимые элементы письменности. Но даже в этом случае нет никакой гарантии, что результатом станут настоящие произведения искусства, потому что настоящий каллиграф – это всегда нечто большее, чем искусный ремесленник.

    Несмотря на то, что Готику был выдающимся мастером каллиграфии, он часто жаловался, что его каллиграфия уступает работам друга его детства, государственного деятеля Соедзима Танеоми. Если любитель может превзойти величайшего мастера современности, тогда становится ясно, что не только техническое совершенствование является стержнем каллиграфии. Вкус, опыт и духовный потенциал – все это играет роль. Готику писал: «Каллиграфы знают, как тренировать владение кистью, но не знают, как тренировать ум; мастерство в технике приходит от тренировок с кистью, в то время как произведение искусства обретает душу через тренировку ума мастера».

    В том же ключе говорил и Токусуи: «Скоропись Иккю и Рёокан особенно красива, бесконечно разнообразна и причудлива. Но как же можно описать их каллиграфию? Изумительная? Эксцентричная? Уникальность их работ соответствует их опыту в Дзен. Мы можем чувствовать благородный и лучезарный свет естественной красоты, которой наполнены их сердца».

    «Благородный и лучезарный свет естественной красоты, которой наполнены их сердца» - это проявление Истинного Я.

    Чтобы создать произведение Дзен-искусства, ум должен быть спокоен, Истинное Я – понято, привязанности отсечены, а свобода прочувствована. Без такой подготовки невозможно отразить душу в произведении искусства. И снова мы должны понимать, что духовный потенциал и сила характера должны быть в резонансе с техническими способностями, а тренировка ума доминировать над тренировкой кисти.

    Цуда Сейфу приводит ряд интересных наблюдений в своей книге «Каллиграфия и Живопись» («The Way of Calligraphy and the Way of Painting»). Он пишет, что в свободной непринужденности скорописи одного китайского монаха по имени Кайсу есть «ритм, проистекающий из самого сердца; мы не в состоянии понять, как этому можно научиться». И продолжает: «Произведения каллиграфии выставляются на всеобщее обозрение не ради демонстрации мастерства автора, сколько ради того, чтобы показать душу, заключенную в работах. В шедеврах восточной каллиграфии и живописи колоссальный опыт и годы тренировок сосредоточены в каждом мазке кисти».

    «Колоссальный опыт и годы тренировок сосредоточены в каждом мазке кисти» означает, что художник (каллиграф) пишет каждую линию так, как если бы это было последнее движение в его жизни; он проецирует себя на бумагу. Современной каллиграфии не хватает этого качества, она не сообщает нам практически ничего о человеческом бытии.

    Несколько лет назад в одном токийском магазине, торгующем принадлежностями для каллиграфии, неожиданно появился пожилой монах и потребовал дать ему бумагу, кисть и тушь. В несколько приемов он написал портрет Бодхидхармы и исчез так же неожиданно, как и появился. Мой друг рассказал мне эту историю, добавив: «может, это был Фурукава Тайко Роси?!» На первый взгляд работа выглядела по-детски, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что в каждом движении кисти присутствует невероятная внутренняя сила и неописуемая притягательность. Позднее я выяснил, что это действительно был Фурукава Роси.

    Профессионалу, возможно, покажется, что картину нарисовал ребенок: черты такие простые и естественные. Никто не смог бы отрицать наличие совершенной безмятежности в этом произведении. Секрет величественности Фурукава Роси кроется в туши. Каллиграфия и живопись – это продолжение личности художника и его внутреннего мира.

    Но кто же есть Тот, кто рождает на свет Дзен-искусство? Как мы можем отделить форму от содержания, заблуждения от истины, кусок красной плоти от Истинного Я, хорошую каллиграфию от плохой? Ответы на эти коаны смогут найти только прилежные и старательные ученики.

    В моей школе мы занимаемся каллиграфией и фехтованием, а также практикуем дзадзен - медитацию сидя. Все это я называю «использованием различных инструментов, чтобы постичь Дзен». Ведь Дзен – как реализацию сущности практикующего, высвобождение Истинного Я – можно постичь во всех проявлениях повседневной жизни. Существует множество техник и инструментов, чтобы углублять свое понимание Дзен. Например, классические дисциплины, такие как чайная церемония и икебана. Но любое повседневное занятие – приготовление пищи, ухаживание за детьми, работа с инструментами, ходьба, стояние, сидение или лежание - может стать толчком к духовному пробуждению. В моем случае речь идет о тех вещах, которыми я владею лучше всего – Дзен, каллиграфия и фехтование. Кендо – это постижение Дзен через меч, каллиграфия – постижение Дзен через кисть. Если мы будем заниматься усердно, то Истинное Я однажды почувствует меч, и пустота будет течь через кисть.


  • Основные разделы :: | Главная | Про меня | Увлечения | Гостевая | Ссылки |
    Интересные подразделы :: | Фотоальбом | Дзен-гитара | Каллиграфия | Татуировка | Гравюры | Буддизм |
    Примечания к сайту :: | О сайте | Карта сайта | Подписка на новости сайта | Архив новостей сайта |

    При использовании материалов сайта, ссылка на него обязательна.
    © 2002 - 2014, Рахманов Олег, R171282@gmail.com, vKontakte, Livejournal
    Рейтинг Эзотерических ресурсов